Алло, алло, вы слышите меня?

Мой голос в трубке вашей раздается.

Я из ушедшего зову вас дня,

Боюсь, что ненароком связь прервется.

 

Да, между нами три десятка лет.

Ответьте, как вы, хорошо живете?

Вот почему-то связи часто нет,

И не найдешь вас, вы же на работе.

Исповедальное

 

Жилище преданной подруги.

У окон – морем лебеда…

Я был единственным в округе,

Кто мог заглядывать сюда

 

Она меня тайком встречала,

В глазах проглядывала грусть,

Я целовался для начала

И говорил себе: – Ну, пусть!

Спитак

 

Это был декабрь, и декабрь был мёрзлым,

И сыну куртку тёплую одела Арегназ…

Она его увидела через неделю, мёртвым,

Без курточки, которая была ему как раз.

 

Это был декабрь. Безмолвным серым утром

Закричало эхо далеко в горах,

И за бесконечно долгую минуту

Красивый белый город превратился в прах.

(Записки из подполья)

Вот нам всё время твердят, что наш народ как-то вял, апатичен, не то что, к примеру, афганцы, или те же французы. Налоги ему поднимают – а он молчит. Коммунальные платежи до небес взвинтили – снова молчит. Землю родную продают – а он и не чешется даже.

Но это не так. Есть, есть и в нашем обществе пассионарии!

В преддверии дня независимости, неравнодушные к газированным автоматам граждане вышли на аллею Небесной Сотни и очень смело выразили там свою гражданскую позицию.

Когда на Россию надвигается беда, люди бегут в магазин и скупают соль, спички и всевозможные крупы.

Когда беда нависает над Соединенными Штатами Америки, американские граждане сметают с полок супермаркетов туалетную бумагу.

Я долго ломал себе голову над тем, почему так происходит? И, наконец, понял.

Русские люди пытаются спасти свои жизни, и потому закупают продукты и спички, а американские хотят прежде всего спасти свои задницы.

У нас разный менталитет!

Раньше нам говорили:

– Весь мир с нами!

А разные там кремлевские пропагандисты потешались над этим:

– Помилуйте! – восклицали они. – Как может быть с вами весь мир, если во многих странах даже и не слыхали о таком государстве, как Украина?

И тогда возникла новая формулировка: «С нами весь цивилизованный мир!»

Построил нас как-то на плацу майор Карнаухов и говорит:

– Товарищи солдаты! Сегодня вся наша страна выходит на коммунистический субботник! Командование узнало, что и вы тоже хотите принять в нём участие и решило пойти вам навстречу!

Далее последовала команда:

– Первая рота – на право! Шагом марш!

– Вторая рота – на лево! Шагом марш!

И мы, чеканя шаг, с задорной песней, двинулись на субботник.

23 июль/ 2021

Карька

Автор

- Ложись! Ложись! - Егор делал знаки в воздухе рукой, словно придавливая кого-то невидимого ладонью к земле.

- Па, да чё ложись-то, - возразил десятилетний Семка, худенький мальчуган с пятнами зеленки на стриженой голове - Прошлый раз бабка Макарчиха в воронку схоронилась а ее все равно убило. Ты ж сам говорил - два раза в одно место не попадет, а убило же. 

При прошлом обстреле, дня три назад, соседка их, Степанида Макаровна, бабка Макарчиха, и правда, помня слова Егора, что в одно место два раза не попадет, сиганула в воронку от снарядного разрыва и залегла там. Не убереглась старая Макарчиха. Осколок вошел в спину, под лопатку, и охнуть не успела бедная баба. Умерла тут же, на месте, без мучений. 

Вспыхнет свет на Приморском бульваре —

Это город зажжёт фонари.

На Ракушке оркестр заиграет,

Можешь слушать, а хочешь — смотри.

 

Нет свободных скамеек под вечер,

Горожанам здесь всё по душе.

Здесь и отдых, и новые встречи,

И свиданья знакомых уже.

Чёрный юмор

–  Доктор, у меня муж умер.

– А он был провакцинирован?

– Да.

– Это хорошо. Вам тоже надо провакцинироваться.

Зубная щётка уже давно привыкла к одиночеству. Она даже научилась находить преимущества в такой жизни – во-первых, просторный пластиковый стаканчик без соседей, пусть не очень чистый, но она же понимает, что Хозяин мужчина и не знает, что там смертоносные микробы на дне заводятся… Во-вторых, зубная паста только для неё одной – часто, конечно, засохшая, ведь колпачки у этой породы людей всегда бесследно исчезают... Она вообще подумывала, что и весь ванный мир принадлежит только ей, хотя там жили ещё бритва, одеколон, мыло и полотенце, но эти предметы не часто, но менялись, а она была долгожительницей. Да что говорить – зубная щётка пережила даже крем для рук, вместе с которым здесь и поселилась!

красивая китайская легенда

Как-то Ученик пришёл к Мастеру и спросил:

- Я три года повторяю за тобой всё, что делаешь ты, Мастер. Когда ты отдыхаешь, отдыхаю и я. Когда встаёшь ты, встаю и я. Когда ты выходишь на улицу, я тоже выхожу. Я научился видеть зелёный осколок в зелёной траве и белый снег на белом дереве. Моё лицо уже не боится ни жары, ни холода, а сердце бьётся медленно и спокойно. Я пью чай и вдыхаю аромат деревьев и кустов. Если я вижу повозку, я знаю, куда она едет. Если я не вижу повозку, я всё равно знаю, куда она едет. Может, я уже стал Мастером? 

«Какое прекрасное лицо! Такие женские лица я видел только на старинных гравюрах и вдруг здесь…» - подумал Головкин. Лицо действительно было прекрасно – высокий чистый лоб, на который якобы случайно спала белокурая прядка, яркие синие глаза, румянец, и не нарисованный, а природный, это Головкин определять умел. Восхитила его белая, как будто никогда не видевшая солнечного света кожа, очаровательная шляпка с небольшой вуалью, шея, прикрытая якобы небрежно повязанным шарфиком… Он успел рассмотреть даже пальцы, украшенные дорогими перстнями… Женщина улыбалась каким-то своим мыслям, взгляд её, не задерживаясь, пробежал по Головкину и устремился вверх, строго очерченный профиль проплыл мимо и Головкин с трудом подавил в себе желание обернуться.

Отдав монстру по имени ЖКХ половину пенсии, расстроенный Широков вышел из банка и сел в свои «Жигули». В боковое стекло сразу постучали. Давно запрещённый парковщик протянул Широкову руку и замер в ожидании денег. Их ещё не запретили.

- Вас же нет, я по телевизору видел. – сказал Широков, протягивая двести рублей.

- Всё относительно. Сегодня меня нет, завтра тебя, послезавтра телевизора. – ответил парковщик и канул вместе с деньгами. 

Широков ещё больше расстроился и, едва отъехав, совершил манёвр под названием «разворот».

Ярыжные люди – откроем-ка книги! –

Сидели в ночи у костра.

То – голь перекатная, сплошь шаромыги,

У них ни кола, ни двора…

 

Протяжные песни тоскливые пели,

В исподнем топтали росу.

Над ними холодные ветры гудели,

Из глаз вышибая слезу.

31 март/ 2021

Попутчик

Автор

Слово за слово… Тронулся поезд,

Оставляя шумливый перрон.

Пассажиров в купе моём – трое.

Мчит по Крыму московский вагон.

 

За окном и сады, и домишки,

И лугов потемневших ковры.

Чай в дороге сегодня не лишний –

Вечный символ вечерней поры.

28 март/ 2021

Осень

Автор

Мне осень подарила фото.

Анфас и профиль. Серый дождь.

За эту чуткую заботу

Пред ней расшаркаться пришлось.

 

Благодарил за сырость листьев,

За луж стальной холодный блеск,

За то, что не судебный пристав

Ко мне нахально в душу лез.

Ты со свежим букетом стоишь у меня на пороге, 

Из расстёгнутой куртки видна упаковка конфет.

Я, конечно, впущу, потому что ты прямо с дороги.

И накрою на стол, и полезу за стопкой в буфет.

 

После тёплого душа возникнешь в махровом халате,

И прижмёшь бесшабашно, и снова солжёшь, что ты – мой.

А пригубив коньяк, с наслажденьем закусишь салатом.

И почудится мне, что и впрямь ты навеки со мной.

Страница 1 из 29