Путник

Суббота, 14 апреля 2018 14:09

Маята Избранное

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

vajta

Жизнь обывателя в большом городе скучна. Это приезжий, вырвавшись из глубинки на неделю и заполучив в безраздельное пользование гостиничный номер, поспешит лицезреть воспетые поэтами красоты Северной Пальмиры.

Или же, напротив, бросится во все тяжкие: ничего ярче кабацкого хрусталя и поддельной французской губной помады не заметит и возвратится домой с ощущением хорошо исполненного долга. И в том, и в другом случае нашему туристу, ценителю красоты, любителю поглядеть и почувствовать, будет, что рассказать о вояже в Санкт-Петербург.

Питерский же абориген изо дня в день, из месяца в месяц, как заведённый механизм, тратит лучшие свои годы на продвижение по заданному самому себе раз и навсегда маршруту: дом - метро - работа - дом. Разве что книжку почитает на ночь; в редкий счастливый вечер вдруг вырвется с женой в театр или, махнув на всё рукой, «посидит» вечерок с друзьями; а летом пострадает пару недель на египетском или турецком пляже. И опять бесконечные: дом - метро...

Я же человек на редкость удачливый. Мне с удивительным постоянством везёт на встречи с интересными людьми. И встречи эти происходят не в музеях и концертных залах, а именно в повседневности: по пути в булочную, на остановке троллейбуса, во дворе...

Вот, например, сосед Володя. Он, как и я, - пташка ранняя. Мы то и дело встречаемся у подъезда в начале шестого. Он, запустив движок, любовно протирает запотевшие стёкла своего кроссовера и с наслаждением смолит сигарету; я в это время выгуливаю Найду.

- Сегодня «бэху» должны подогнать - евросборка, шестьдесят тысяч... без пробега по «раше», считай, нулёвую, и недорого. Штук двести-двести пятьдесят деревянных наварю на продаже, как пить дать, - потирает руки сосед.

Я щёлкаю языком: двести пятьдесят - моя годовая зарплата, без вычетов.

Сорокадвухлетний архангелогородец Володя - высок, белокур, чист лицом и смотрит в завтрашний день глазами победителя. В Питере он не так чтобы давно - с армейской службы, но за жизнь зацепился и держится крепко, двумя руками: купил квартиру, «ниссан», работает менеджером в автосалоне. Жена Светлана руководит филиалом коммерческого банка. Сын Мишка, тот вообще где-то за границей: то ли в Швеции, то ли в Финляндии, и дома бывает наездами.

- И охота тебе в такую рань подниматься? - допытывается Володя. - Вот объясни мне: зачем нужна в городе собака? Маята с ней, и только...

Это давно забытое горожанами в его первородном звучании слово он произносит так смачно, что хочется за ним повторить, покатать легонько, как леденец, во рту, послушать, будут ли звучать эти три чудные ноты в утренней прохладе, на фоне сонного тополиного шёпота.

- Маята, - смеётся сосед. - Она у тебя, наверное, ведро зараз сжирает.- Он косится на мою рослую овчарку, но близко к ней не идёт: Найда не терпит панибратства и очень хорошо понимает, как к ней относятся.

Я пожимаю плечами - стоит ли говорить о пустом?

 

* * *

Случилось так, что не виделись мы с соседом месяца три. Я тяжело болел, и собаку выгуливала жена.

Встречаемся там же, на неохраняемой автостоянке у сквера.

- Сыну щенка подарили "финики" на их Рождество. У них так принято: всем сотрудникам - подарки. Доберман-пинчер... - Володя держит паузу. - Родословная... всё по уму: родители - медалисты... - Ещё одна продолжительная пауза. - Ричардом зовут. Грызёт всё, что в рот попадёт, гадит, лает, сучонок, - ни дня, ни ночи покоя. Сумасшедший дом да и только! Велел, чтобы к тёще везли на Вологодчину. На фиг мне эта маята, - машет рукой сосед.

Ма-я-та… пробую на вкус знакомое слово, чуть подкисшее за это наполненное болью и отчаянием, нелёгкое для меня время, и ловлю губами прохладные дождевые капли.

Что может быть лучше ненастного питерского утра?

Найда принюхивается к Володе. Она ещё в подъезде почуяла щенячий дух.

 

* * *

В середине января, сразу после новогодних каникул, сосед в спешном порядке сорвался с женой в Лодейное поле. Мать Светланы сразил инсульт. Света договорилась на службе, перенесла отпуск на зиму и осталась в отчем доме ухаживать за мамой. Володя вернулся в Питер с Ричардом.

Тот за полгода вымахал чуть ли не с Найду, стал поднимать лапу, и теперь мы гуляем все вместе.

Ричард забегает вперед: а вдруг повезёт и удастся загнать на клён гуляющего спозаранку кота, как было третьего дня?! Доберман нюхает снег, на всякий случай поднимает шерсть на спине и огрызок хвоста, внимательно осматривает заснеженные кусты и промороженные ветви деревьев: не сидит ли где вражина?..

Найда опекает взрослого на вид, но пока ещё робкого пса, морщит нос и скалится при появлении «чужих» собак, неодобрительно косится на чересчур, по её мнению, тонкие лапы приятеля и уже более благосклонно присматривается к Володе. Плохой человек не заведёт себе собаку.

Разлучённый с женой и сыном Володя всё более привязывается к питомцу. Шьёт ему на заказ комбинезон, покупает игрушки, кормит пса по науке.

- Пакет сухого корма полторы "штуки" стоит, - поднимает палец Володя и уверенно произносит название французской фирмы, производящей собачьи сухарики.

Мы с Найдой переглядываемся. Моя собака - потеряшка, лопает всё подряд и не прочь, если я зазеваюсь, сгонять по-быстрому на помойку.

Вечером после работы сосед, нарушая скоростной режим, мчится домой к своему «мальчику». О дополнительных заработках он и думать давно забыл.

Во время наших воскресных прогулок Володя с умилением наблюдает за тем, как играют собаки, иногда, не выдержав, сам бросается за мячиком. Домой возвращается потный, грязный, порой в разорванной куртке, но всегда - безмерно счастливый. Искусанные руки соседа покрывают пятна зелёнки.

 

* * *

Вскоре Володина теща пошла на поправку, и Светлана, оставив мать на попечение племянницы, вернулась домой. Отвыкший от хозяйки Ричард её не признал.

- Я - вожак, Рича - мой заместитель, а Светка - так, по хозяйству, - веселится сосед.

 

* * *

Промелькнула весна, а затем и лето уступило место осенней слякоти, подморозило.

Ноябрьским вечером, когда дырявое питерское небо устало легло на плоские крыши девятиэтажек, а пьяные от ветра фонари с трудом светили сквозь сыплющуюся сверху морось, - то ли дождь, то ли снег - доберман, завидев на противоположной стороне улицы незнакомую собаку, выскочил на дорогу...

Володя с обвисшим на руках другом шёл напролом сквозь кусты, не замечая нас, и с безжизненно мотающихся собачьих лап падали на его брюки ошмётки круто посоленной дорожной жижи.

Дней через десять после несчастья с Ричардом мы встречаемся с Володей на обычном месте. Ярко освещённый изнутри «Ниссан-Кашкай» стоит необычно косо, правым передним колесом на поребрике, и сотрясается от басов включенного на полную громкость проигрывателя.

«...И единственный твой друг,

твой надёжный друг

- это старый пёс.

Рядом молча семенит,

помнит запах рук

и суёт в них нос...» *

- несётся над притихшим двором.

Володя лежит головой на рулевом колесе. Задуваемый в приоткрытое боковое стекло ветерок шевелит его русые пряди.

Я рву дверцу и вытаскиваю тяжеленное тело соседа из салона, вырываю из замка ключ зажигания.

- Вова, Вова... ты чего?

Тот поднимает на меня пустые, растерянные глаза:

- Не могу, стоит перед глазами Рича, жизнь ни в жизнь, - бормочет распьяно-пьяный в пять утра Володя. - Нельзя было его в квартире держать. Ему двигаться надо... - Сосед хрипло кашляет. - На даче живу, - Володя трясёт растрёпанной башкой, - приехал вот ночью, а подняться домой боязно. Кажется, что Рича ждёт меня у дверей. Маята... Выпьешь? - Он дёргает дверцу, в руке тускло блестит желтым квадратная бутылка виски.

Я держу изо всех сил зубами, боюсь уронить в стылую грязь ставшее родным слово. Ма-я-та. В этот раз оно горчит. От него отдаёт бензиновым выхлопом, американским самогоном и застарелой табачной вонью.

Найда лижет руку соседа, чихает. Пьяный... а жалко!

 

* * *

Минуло два месяца, снег стаял, газон сменил серое прохудившееся за зиму одеяло на новоё, весеннее, ярко-жёлтое. Каждый одуванчик изо всех сил старался походить на крошечное солнышко. Тополиное озерцо сквера подёрнулось изумрудной рябью.

Сосед живёт дома, много работает, купил новую машину. Каждое утро, как и прежде, мы приветствуем друг друга, иногда перебрасываемся парой ничего не значащих фраз.

Однажды под вечер Володя заглянул ко мне по-соседски, в комнату не пошёл, от рюмки отказался. Долго сидел на кухне, молчал, курил.

Прощаясь, он потрепал мою собаку по загривку, и я вдруг увидел, что лицо соседа так и не оттаяло с зимы.

- Светка щенка присмотрела, - виновато посмотрел на меня Володя. - Хочу, говорит, маленького лабрадора - бежевого, плюшевого, с чёрным носом и висячими ушками. Ей бы игрушку...

Найда боднула руку соседа.

В дверях он обернулся:

- Выйду на пенсию - возьму добермана.

...................................................

* Фрагмент песни Д. Василевского «Одинокий мужичок за пятьдесят...»
Прочитано 17 раз Последнее изменение Суббота, 14 апреля 2018 14:29
Михаил Соболев

1950 года рождения, проживаю в Санкт-Петербурге, работаю слесарем в троллейбусном парке. Писать начал недавно, с начала 2010 года.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Последнее от Михаил Соболев

Другие материалы в этой категории: « Косинус фи Сердечный приступ »

Комментарии   

0 # Владимир Кучеренко 14.04.2018 16:10
Класс! Настоящая жизнь. :-?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Николай Довгай 14.04.2018 14:26
Хорошо написано. Здорово! :-)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

pravoslavniy 2