ant  

27. Небесные витязи

Алексей Петрович шагал по садовой алее. Воздух был свеж и приятен, на деревьях щебетали птички, и его тело дышало необычайной бодростью, было лёгким, как пух: хорошо!

ant

26. Гости с Затулья

Село Отрадное схоронилось в неглубокой ложбине, у речушки Веселая. Глина под ее обрывистым берегом – лучше некуда. И гончары здесь живут рукастые, умелые. Их изделия известны даже и в самом стольном граде Киеве!

ant  

25. Ультиматум

Вот уж не думал, не гадал Конфеткин, что госпожа Бебиана окажется такой охотницей до всяческих россказней!

Каждый вечер она ужинала с ним наедине, при романтическом сиянии свечей, наряжаясь при этом в самые дерзкие поволоки.

ant  

24. Охотники за черепами

Буранбай сидел на камне у потухающего костерка, угрюмый и злой, как тысяча шайтанов. Весь день он рыскал по приграничным степям во главе своего конного отряда – да так и остался ни с чем.

Куда же подевались все соколоты?

  ant

23. Наваждение

На широком ложе дремлет Людмила, и ее руки лежат поверх парчового одеяла, а голова покоится на белоснежной подушке. Сквозь раздвинутые занавеси сочатся предвечерние лучи – серые и унылые.

ant  

22. Целовальник

Трое суток дул заходняк, и всё это время киевлян грабили, насиловали и убивали. На четвертый день ветер поутих, однако же его тошнотворный дух всё еще клубился над городом, проникая во все щели и наполняя сердца невыразимой тоской.

ant  

21. Знамение

За горами высокими, за лесами дремучими, за полями широкими да озерами синеокими, протекает величавая река Елена.

На высоком скалистом берегу, покрытым малорослым ельником и чахлым мхом, стояли в дозоре дед Данила и его внук Гойко.

ant

20. Госпожа Бебиана

Анабела поздравил себя с успехом.

Как мудро и как дальновидно он, однако, поступил! Ведь можно же было отправить этого русского отрока в Киев – и пусть бы там с ним разбирались. 

ant  

19. Ветер западных перемен

Над Киевом – тусклое промозглое небо, и солнце кажется упрятанным за плотным грязно-серым покрывалом туч, и вороны Гарольда Ланцепупа все кружат и кружат в небесах – шпионят, высматривают, наблюдают за русской ратью.

ant

18. Анабела

Комиссар Конфеткин сидел в одиночной камере, ожидая очередного допроса. А в том, что его вызовут опять, сомневаться не приходилось – слишком уж далеко зашла игра,

ant  

17. Накануне

Гарольд Ланцепуп не отошел от Киева, несмотря даже на повеление великого князя Владимира Всеволодовича, а наутро городская стража увидела в его стане множество каких-то

ant  

16. Кое-что проясняется

Он нашел себе свободное место и опустился на пол камеры, набитой заключенными. В ней было сыро и холодно. Двое мальчишек неподалеку от него – лет, наверное, по тринадцати –

ant  

15. Хмурое утро

Конфеткин видел сон.

Он идет лесом. Стоит густая полутьма. Из-за деревьев выходит тигр.

  ant

14. Посольство

На престоле восседал великий князь Владимир Всеволодович. В правой руке он держал кий – символ верховной княжеской власти, а левая рука его покоилась на подлокотнике.

ant  

13. Тучи сгущаются

Две недели простояли русские полки в Киеве, празднуя победу над басурманами, а затем разошлись по своим городам и весям. Сами князья, впрочем, еще оставались в столице с малыми дружинами –

ant  

12. Черная вдова

На Подоле, в доме старой ведуньи Азы, живет молодая вдова Гайтана. Старая Аза прижила её с каким-то заезжим берендеем, и сама вырастила её1.

ant  

11. Тайны сердечные

Незадолго до того, как дружинники начали пировать в палатах великого князя, произошло одно знаменательное событие, о котором здесь следует упомянуть.  А именно.

ant  

10. Ланцепупоголемы

Лори сидел в каптерке, вальяжно развалившись на стуле и вытянув перед собой ноги в вонючих носках, от запаха которого обратились в бегство все тараканы и клопы в радиусе километра.

Страница 2 из 24