Николай Довгай

Николай Довгай

Живу в Херсоне. Член Межрегионального Союза Писателей Украины. Автор этого сайта. 

Эл. почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
27 мая/ 2017

История

Monica Lowenberg

Жили-были старик со старухой, и было у них три сына: двое в поле работали, а третий – родину любил.

Вот, собственно, и вся история.

vector

1.Миром правит любовь.

Солнце неисчерпаемой божественной любви сияет на духовном небосклоне.

Для одних лучи этого солнца нестерпимо мучительны, и они бегут от них во тьму. Другие тянутся к свету. Но само по себе солнце светит для всех одинаково.

ioann  

Святое благовествование от Иоанна открывает пред нами одну из божественных тайн:

Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.
Оно было в начале у Бога. 
Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.
В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.

Итак, мир, в котором мы живем, сотворен Словом Божиим. И без этого Слова не было бы ничего – в том числе и нашего мира.

Каково же оно, это Божье Слово?

Библия полна указаний на этот счет, и все они сводятся к одному: Слово Бога – это слово Любви, Истины, Добра, Света и Высшей Справедливости, осиянной лучами Божественной Любви.

  deti

Витя Бобров скорчил зверскую рожицу Сереже Сорокину и сказал: «Мэ-мэ-мэ!» А Сережа Сорокин показал Вите большой красный язык и сказал: «Бэ-бэ-бэ!» А Веня Дерман довольно хихикнул и дернул Свету Соломенцеву за косу. А Света Соломенцева обернулась и стукнула обидчика увесистым учебником русского языка по башке. 

– Дурочка! – пискнул Веня Дерман.

– Сам дурак! – воскликнула Соломенцева, нанося еще один удар по Вениному лбу.  Вене, впрочем, удалось смягчить его руками. Пришлось треснуть его еще разок – на этот раз, правда, по темечку.

Крепка, ой крепка голова у Вени Дермана! Поболтал, поболтал он ею – и снова тянется к Светиной косе с хитрой улыбкой.

15 мая/ 2017

Былое и думы

  buloe

Эти мои мемуары я начинаю с того далекого времени, когда мой рост уже значительно превосходил сиденье папиного стула, но еще не достиг высоты подоконников в нашем доме.

Ах, удивительная это была пора!

Все тогда выглядело совершенно иначе, чем ныне! И солнце светило в небесах как-то веселее и звонче, и все предметы были полны всяческих тайн, и каждый пустяк вызывал в душе множество самых разнообразных ассоциаций и неожиданных фантазий.

15 мая/ 2017

Жалоба

molitva

 

Он меня не любил.

Он меня не ценил.

 

Он с другою ушел,

На меня не взглянув. 

 

Я сказала ему:

– Иди с миром, мой свет.

mir

Ну, как передать словами,

То, что нельзя передать?

Как рассказать, описать,

Достучаться

До твоего сознанья,

И поделиться своим скромным познаньем,

Познаньем о небе, о звездах,

О море,

О тонких ветвях, сплетенных,

lap 4

11

Восемь часов тридцать пять минут. Филиппе опять не появился. Остается последняя надежда – он еще может заступить на дежурство в ночь. Проверить это можно будет завтра утром, а на сегодня с меня хватит – не следует без особой нужды светиться у Шипра, я и так появляюсь тут уже во второй раз.

Я сажусь на электричку и уезжаю в Рикоко, крепко надеясь на то, что пока еще не попал под колпак Яндекса. Не знаю, что подумала Долорес, не обнаружив утром в своей постели некоего ученого-филолога Герберта Стоуна из кембриджского университета? Но дело есть дело. И дело – прежде всего.

lap 3

9

Этим же вечером я сажусь на манильский поезд и отправляюсь в обратный путь.

И снова я лежу на верхней полке купейного вагона и кручу шариками в котелке. И шарики скачут в моей черепной коробке, как в шаровой мельнице, перемалывая вновь поступившую информацию. И на этот раз КПД уникального механизма под названием «Моя голова» достигает вполне приемлемой величины.

Но для того, чтобы эта информация поступила в шаровую мельницу моей головы, поплатились жизнью два человека. Эти люди не были наивными простаками. Оба они – асы своего дела, прошедшие прекрасную выучку в недрах отлаженной системы – Советского КГБ. И вот один из них застрелен в отеле Шипр, а другой убит посреди людной улицы отравленной иглой. Обстоятельства гибели первого покрыты мраком неизвестности. Убийство второго совершено у меня на глазах.

lap 2

5

Ровно в шесть часов десять минут я входил в сквер имени Сальвадора Дали. Это было тихое приятное местечко – такая себе уютная аллейка, по краям которой росли пальмы, кактусы и баобабы, а в их тени стояли деревянные скамейки. Впереди брусчатка растекалась на два полукружья, и в ее центре стоял памятник Дю Ришелье.

Чтобы дойти до статуи, мне требовалось не более двух минут спокойной размеренной ходьбы. И, таким образом, точно в назначенный срок должна была состояться моя встреча с Брячиславом.

Страница 14 из 17