03 июнь/ 2019

«Мне суждено в руках держать звезду...» Избранное

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

poerti

Однажды борт «Эллинга» переступила девушка – молодая, красивая, с густыми иссиня-чёрными волосами, с греческим профилем, с тёмно-карими глазами. Это была медсестра Елена Ханина.

Она поначалу держалась особняком, присматриваясь и прислушиваясь к собратьям по творчеству. Она словно раздумывала: достойна ли я их общества, стоит ли раскрывать перед ними свою душу?..

Но вскоре её настороженность растаяла. Несколько листиков с первыми стихами, которые она прочла, подтвердили: в «Эллинге» появилась одарённая поэтесса с многообещающим будущим. На удивление, её стихи были довольно зрелыми для её возраста. И хотя они казались подражательными, в них уже пробивалось крепким ростком своё, не заёмное, и стихотворные строки таили философскую мысль – с отголоском пророчества предстоящей судьбы лирического героя, в данном случае – самого автора.

 

Мне суждено держать в руках звезду,

не долетевшую до океана тьмы,

мне суждено забытую мечту

оберегать от грубости зимы...

 

Мне тяжело от скрытых слёз чужих.

Так суждено – что сердцу близко всё...

Мне суждено сгореть, а не прожить...

И время не излечит, не спасёт...

 

И снова в руки падает звезда,

не долетевшая до океана тьмы...

Мне суждено дарить, даров не ждать,

Беречь мечту от грубости зимы...

 

Это стихотворение – первая публикация начинающей поэтессы, появилось оно 4 января 1988 года в газете «Судостроитель». Литературная страница вышла накануне первой годовщины «Эллинга». В этой же литстранице в заметке: «Творческий отчёт» скупо и сухо рассказывается, что на декабрьском заседании литературного клуба, в 1987 году, была обсуждена рукопись стихов Елены Ханиной. Товарищи по перу отметили творческий рост молодой поэтессы, дали ряд пожеланий.

И уже в следующем литературном выпуске в «Судостроителе» (16.03.1988г.) появляются два новых стихотворения Елены Ханиной.

 

Все мы пленники собственной тени,

Дни непрожитые торопя,

Устаем от чужих откровений,

Пробегаем мимо себя.

 

Время сжато, спрессовано, скудно.

Ни отдать, ни успеть, ни сказать,

И уходят, уходят секунды –

Ни себя, ни других не понять...

 

Измельчали и радость, и горе,

Слёзы выжаты, вымучен смех.

Всё мечтаем, что, может быть, вскоре

Жизнь другая начнется у всех...

 

Но мы пленники собственной тени,

Дни непрожитые торопя,

Устаем от чужих откровений,

Пробегаем мимо себя...

 

Если в этом стихотворении Елена Ханина пытается осознать поэтически место человека в жизни, в которой он оказался как бы вынужденно, являясь «пленником собственной тени», то второе произведение – это отражение весеннего настроения в конце зимнего сезона.

 

Бесцветный луч – алмазная игла –

скользил несмело по земным бороздкам.

А музыка куда-то вдаль плыла

по дымным улицам и перекрёсткам.

 

Шептала сказки тихая река,

трава, такая слабая, сквозь снег,

тянулась к необъятным облакам

так медленно, как будто в полусне...

 

Земли открытая ладонь была нежна,

секунды скупо мерила капель.

Мечтала о безумии весна,

прозрачную рисуя акварель.

 

Путешествуя по страницам подшивки газеты «Судостроитель», обнаруживаю ещё пару стихотворений Елены Ханиной – в майской литстранице. Они и теперь, по истечении тридцати лет, впечатляют непосредственностью восприятия окружающего мира и признаками несомненного таланта. Они интересны.

 

День уплывал куда-то,

солнцем весенним опален.

Красные кони заката

к млечной реке припали.

 

Звёздной воды испили,

ночь подошла торопливо...

Кони у речки застыли,

спутаны красные гривы...

 

Это стихотворение поневоле ассоциируется со знаменитой картиной Петрова-Водкина «Купание красных коней», хотя речь, в общем-то, о другом – о закате. Заметно иное: Елена Ханина так рисует словами, что образ встаёт перед глазами зримо, выпукло, словно на картине...

 

Расплескались ливневые пряди,

им раздумий складок не разгладить.

Неприкаянности негде угнездиться,

слёзы так и не смогли пролиться.

 

Растерявши ливень, тучи сжались.

Догнала меня непрошеная жалость.

Догнала меня непрошеная нежность,

А любовь непрошеная, где ж ты?

 

Не на пустом месте возникли ранняя поэтическая зрелость и мастерство версификации. Елена Ханина посещала литстудию Марка Боянжу в областном Дворце пионеров и школьников. Из этой литстудии вышли такие известные писатели-земляки, как Алла Тютюнник и Анатолий Кичинский, кинорежиссер и сценарист Александра Свиридова.

В 1989 году Елене Ханиной исполнилось 20 лет. У неё – всё впереди, ей многое удаётся. Она в постоянном поиске, увлекается разностилевой поэзией. В «Эллинге» случайно узнали о её интересе к футуризму, в частности, к творчеству Велимира Хлебникова. Кстати, его первая книга «Учитель и ученик. Разговор» вышла в 1912 году в Херсоне. По просьбе совета клуба Лена на одном из заседаний доходчиво, с увлечением рассказала о жизни и поэзии Велимира Хлебникова.

Видимо, его влияние сказалось и на её творчестве. А может, Лена стремилась выбиться из традиционного стиля – этого прокрустова ложа всех начинающих поэтов. И у неё появляется подборка стихотворений – непривычных для поэтов клуба «Эллинг», которые я пронумеровал для удобства восприятия.

 

№1.  Шаткой походкой

Бродит по свету

Последняя радость.

Уже нельзя не заметить,

Ещё нельзя разглядеть

За ртутными тучами стереотипов

Наши души – огромные солнца.

 

№2.   Отцветают ветры буйным хмелем,

На лунном лике разглаживаются морщины,

Утихают зеркальные штормы.

Мир

Посиневшими губами

Ловит редкие глотки тишины...

 

№3.  Повинуясь круговому постоянству,

Льётся жизнь,

Похожая на жизнь.

И едва заметный привкус фальши

Очень просто можно не заметить.

Между тишиною и молчаньем

Вырастает пропасть одолжений.

На разлученные рифмы натыкаясь,

Я бегу

По чистому листу

К тишине...

С собой в который раз

Не хватает слабости смириться.

 

У межи полёта и паденья

Зачеркну себя

И всё начну сначала.

 

№4.   Пляска шестикрылых снежинок

Снится тридцать второму мая

В пластилиновом городе детства.

На площади Циферблата

Целуются стрелки часов.

За портьерами из паутины

Плачет тихая аксиома

Над судьбой параллельных прямых.

 

Метафоричность её стихов удивляет, сравнения, образы наплывают друг на друга, им тесно в коротком стихотворении, как в клетке.

 

Когда все дожёвывали остатки рифм и мелодий,

кто-то, устав бежать за собой,

взмолился:

«Остановите мне сердце,

оно устало быть нежным!»

 

Чьи- то слабые руки

солнце катили по небу.

Мольба тонула в омуте ночи...

 

Соловей двухголовый

и железобетонная роза,

только вас не хватает

на раскрашенном смертью пейзаже...

 

Возможно, эти строки навеяны чернобыльской трагедией.

И ещё:

 

Недалеко от жизни и смерти

Мир нарисован прозрачной краской покоя.

Здесь обитают

Дети тумана, фальшивого смеха и одолжений.

В дебрях печали

Прячут они посторонние мысли и мудрые фразы

На крайний случай.

Счастливы спящие –

Они обнимают звёзды,

Разговаривают с приливами,

Догоняют ветер...

И лишь с пробуждением

На незнакомом, безлюдном перекрёстке

Начинается другая жизнь

В совершенно реальном мире.

 

Лена Ханина пишет стихи, будто играючи. Она пробует разные стили, как дети пробуют разные сорта конфет – всё так вкусно! Она подражает и импровизирует, повторяет пройденное кем-то и открывает новое – своё, лишь ей присущее. Но на этом не останавливается, теперь ей близка уже классическая восточная поэзия – японская. Своеобразные хокку и танка возникают из-под её пера.

 

В новом небе разминулись солнца

Ясноглазый ребёнок уснул в колыбели

Первый крик зарифмован с последним вздохом.

 

+    +   +

Ярко-жёлтые дюны

ещё не рождённых стихов

растревожил ветер раздумий...

О, как трудно найти в бесконечных песках

золотую песчинку...

 

К сожалению, эти два коротких стиха оказались последней публикацией Елены Ханиной – в марте 1989 года.

В архиве клуба «Эллинг» остались странички с её стихами – так и не появившиеся в печати. В них как бы вызревает личная драма, связанная с трагедией вначале покорной, а впоследствии неразделённой любви.

 

№1.   Я хочу быть собакой,

Чтоб лизать твои белые щёки и руки.

И умильно смотреть на тебя,

Ожидая каприза.

И скулить от восторга,

Улыбку твою поймав на лету.

Ждать шагов твоих тёплые звуки,

Кувыркаться щенком –

То ладонь твоя гладит лениво.

И дремать у порога,

Карауля вдох твой и выдох,

Позабыв про пинок, про обидное «псина».

А истерики боль – закричать не посмею...

Сводит скулы оскал,

Где спасительный «фас»...

Я хочу быть собакой.

Не хочу быть мужчиной.

Слишком много собачьего в нас.

 

№2.    Гонит из дому шальная непогода –

на душе такая кутерьма...

До чего же неуютен город...

 

Злая и колючая весна...

Мы расстались, позабыв проститься...

Быть мечтой мечта обречена...

 

Вечер оглянулся уходя:

на фонарных огненных ресницах

не просохли капельки дождя...

 

№3.    Позабыты дальние края –

всё вернётся на круги своя...

Замыкается порочный круг

глаз затравленных, молящих рук...

 

Круг... А мне привиделась спираль:

неоконченной осталась пастораль...

Драма и банальна, и груба...

Делать нечего, но этот круг – судьба...

 

Елена Ханина списалась на берег с парусника «Эллинг». А точнее, ушла по-английски: никому не сказав ни слова, ничего не объяснив, ни с кем не попрощавшись. Как пришла, так и ушла: тихо и незаметно.

Но, возможно, причина была в другом: Лена вскоре вышла замуж, и ей было не до стихов. Иногда о ней доходили сведения – через знакомых. Жизнь её была не простой. Жаль одного: стихов больше никто от неё не слышал...

И всё-таки, и всё-таки, почему-то отдельные строки её произведений цепко держатся в памяти: «Мне суждено в руках держать звезду, не долетевшую до океана тьмы...». Лена Ханина, хоть и недолго, но держала в руках звезду.

И что же из всего этого следует? Мне думается так: у Елены Ханиной угасла творческая звезда, но свет её, преодолевая пространство и годы, когда-нибудь обязательно достигнет хотя бы одной-единственной человеческой души, в которой наверняка вспыхнет ответный огонёк новой поэтической строки – трепетной, удивительной, искренней. И значит, не зря была на свете Лена Ханина, не зря были её стихи...

Прочитано 1480 раз Последнее изменение 03 июнь/ 2019
Леонид Марченко

Член Национального союза писателей Украины. Член Межрегионального союза писателей Украины. Член Национального союза журналистов Украины. Дипломант 1-го Международного литературного конкурса для детей и юношества имени А.Толстого (2006г.). Лауреат международной литературной премии имени «Молодой гвардии» (2008г.). Лауреат международной литературной премии имени Бориса Гринченко (2014г.). Лауреат литературной премии имени Б.Лавренёва (2010, 2014г.). 

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Другие материалы в этой категории: « Поговорим о песне О пословицах и поговорках »

Комментарии   

0 # Николай Довгай 03.06.2019 16:06
Это - уже история клуба Эллинг, дела давно минувших дней... И хорошо, что среди нас остался летописец этого клуба, стоявший у истоков его создания и руководивший им на протяжении десяти лет - Леонид Владимирович Марченко. :-)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить