29 март/ 2019

Авангардистская поэзия Избранное

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

avangard  

Фуга в до-миноре

Успеть до-

            спеть

до-

            спать

и суп до-

            есть.

До-

            думать

до-

            понять

до-

            гнать

и пере-

            гнать

(хотя бы до-

            ползти,

а пере-

            гнать –

хотя бы самогону

            с полведра).

До-

            выполнить

до-

            плюнуть

(или пере-

            плюнуть).

До-

            слушать

до-

            смешить

красотку до-

            смутить.

До-

            петь

и до-

            гулять

до-

            лить

до-

            пить

и все пре-

            одолеть.

До-

            лезть

и до-

            лизать

(насколько

до-

            зволя́т

длина и гибкость

            языка).

До-

            жить.

Успеть до-

            преть.

Потом навек

            уснуть

и вовремя до-

            гнить.

 

Фуга в по-мажоре

Кто по-

            пьёт

не по-

            мрёт

кайф по-

            ймает

всё по-

            ймёт.

Кто по-

            ймёт

тот и по-

            ймает

всех по-

            мнёт

и всех по-

            мянет.

Кто по-

            пьёт

тот и с-по-

            ёт

все по-

            ймет

и не

            сблюет.

Кто по-

            пьёт

тот и по-

            ймёт

был бы только

пу-

            лемёт.

Я любил бы пу-

            лемёт

был бы только в пуле

            мёд.

 

Чего бы вам тут не хватало?

Иван да Лида –

            два инвалида.

У них на двоих –

            две ноги

и оченно

            модные

                        сапоги.

Две руки на двоих –

            тоже неплохо:

нетрудно сварганить

            суп из гороха,

нажать на кнопку

и принять с экрана,

            в три круглых глаза,

            моргающих без отказа, –

цветные картинки

про всякие новинки,

            про ваучер и конституцию,

            про Клинтона

                        и проституцию,

Притом три уха

            вполне достаточно для слуха,

тем более, одно

            умеет заодно

красиво шевелиться.

Ну как тут не умилиться!

А пальцев,

опять же на двоих –

            целых пятнадцать!

Куда с такой прорвой деваться?

Не хватит на теле всех дыр,

            чтоб в них поковыряться.

И вы взгляните

            на Лиду и Ваню,

сидящих рядком

            на мягком диване

опóсля посильных трудов.

Какая улыбка

            на двадцать зубов!

Разинешь с восторгом

            зевало пошире:

У НАС ИНВАЛИДЫ –

            НАИЛУЧШИЕ В МИРЕ!

И всё-таки есть

кой-какой перебор,

            увы:

у них на двоих

            целых две головы.

ЩА

Посвящается Борису Карпову

 

Для чего я живу,

ты живёшь,

живёт

            алкоголик-горбун?

У него туберкулёз позвоночника,

а мать недавно померла от рака.

Для ща-

            ща-

                        ща-!

И лю-

            лю-

                        лю-!

Но:

в тебе,

            во мне

                        и в горбуне

словно цыплята,

не пробившиеся сквозь скорлупу,

так и не родившись,

погибают –

            -ают

                        -ают…

ща-

            сливейшие минуты

хоть

            с лю-

                        лю-,

хоть и без

            лю-

                        лю-.

 

По-ре-зан-на-я   э-ле-ги-я

Мне гру

Мне тя

мне то

я ненави

Кругом сплошные под

и ду

Сияет со

ласкает щёки ве

вздымая с тротуара пы

Сияют рожи спекуля

А божьи одува

от недоеда

заснули у экра

не слыша, как в подва

насилуют их вну

А на черда

играет в карты дья

Всё это называ

свободой ры

Я пла

над испога

с ума сошедшей ро

Зачем мы жи

кого мы лю

Да никого

Да незачем

Мне гру…

 

Дорезанные чув

Я пережива-

Я под впечатле-

Я всех лю-лю-...

И всё-таки прости,

            родная ма-:

на всех теперь

я блю-

            блю-

                        блю-.

 

***

– Не верю я,

            не верю,

                        не верну.

В нирвану рьяную

нырну.

И в рану рваную

я завернусь.

И не вернусь.

 

Геометрическая схватка

Мы его догоняли

            по диагонали.

Мы его обтекали

            по вертикали.

А били зонтами

            по гори-

                        зонтали.

И дали по морде

            по хитрой хорде.

 

Наваждение

Клочки кудахтающего пуха.

Обрывки дёргающихся слов.

Уютное кольцо

из брюк

            для брюха.

Круги

после нырнувших

в бездну

            снов.

 

Тестоед

Он ест

            тесто

естественно

            и ответственно.

Отъест –

            и в отъезд.

Поди –

            догони.

Упади –

            и ни-ни.

Уехал

            со смехом.

Убежал

            от ножа.

Смеясь

            и дрожа.

С улыбкой

            ежа.

 

Страстная неделя (но не у Христа)

 

Его в четвертоверг

            четвертовали.

В пяткницу

            били по пяткам

                        отрубленных ног.

В субботу

            давали субботычины.

В воскресенье

            он, гад, не воскрес.

А в понедельник вышло,

что он не подлинник,

            а подельник,

то есть собутыльник,

что во вторник

            вторично подтвердилось.

Среди

            среды

эту подлую подделку

            вновь готовили

для четвертования в четверг.

То есть в четвертоверг.

Но тут закончились

            запасы водки

и деньги на неё –

            родимую, святую.

 

Набор бытовых услуг

Вот толстый сук –

            вешать паршивых сук.

Вот крепкий шнур –

            давить продажных шкур.

Вот бурный ручей –

            топить прожжённых сволочей.

Вот кол у тёплого камина –

            сажать вертлявых подхалимов.

Вот бочка с мышьяком,

хотя не просто –

            всех прихлебателей напоить дóсыта.

А вот костёр и опахало –

            поджаривать наглых хамов.

А тут котёл с расплавленным свинцом –

            купать отъявленных подлецов.

Вот клещи и тиски –

            доносчикам рвать языки.

Вот колесо на помосте –

            ломать насильникам кости.

А вот, вот, вот…

А вот и она –

бомбушка милая –

            под попкой с красной кнопкою.

Та самая, общенародная,

            а значит – благородная.

Большой привет её создателям:

за то, что этот весь

            столь интересный сброд

легко убрать с лица земли,

в единый миг,

совместно с судьями,

присяжными

и публикой, раскрывшей рот –

            к едрене матери!!

 

Перемесь предметов и состояний

Стержень вдоха.

Подушка выдоха.

Воробьи глаз.

Уши звона.

Обезьяны рук.

Лошади ног.

Колокольчик сердца.

Углы головы.

Пятки страха.

Молоко улыбки.

Сарай настроения.

И удивление

столба.

 

***

Нагромождение красоты.

Фонтан красоты.

Половодье красоты.

Ураган красоты.

Обвал красоты.

Свалка красоты.

Красота свалки.

Красота помоев.

Просто свалка.

Просто помои.

Просто –

            вонь от них!

 

 ***

Гнига.

Гниголюб.

Гнигочей.

Гнигоед.

Гниговед.

В мире гниг.

Полные полки гниг.

Гнига – источник знаний.

Знания –

            источник гниг.

Гнижища!

 

Поэтоман

Я не анахорет,

чтобы не любить ХОРЕЙ.

И как пампушки,

            я умял бы

пухленькие ЯМБЫ.

Я не птеродактиль,

чтоб ненавидеть ДАКТИЛЬ.

И я не псих покамест,

чтоб не уважать АНАПЕСТ.

И всё ж я жил бы

в беспрерывном страхе,

когда б не примирил всех

АМФИБРАХИЙ.

 

Где дирижёр?

Лярго равнин.

Адажио холмов.

Пиццикато ущелий.

Аллегро горных ручьёв.

Фортиссимо водопадов.

Стаккато каменных лавин.

Пианиссимо альпийских лугов.

Маэстозо горных вершин.

Какая

грандиозная

музыка!

Музыка титанов.

 

Квартира природы

Стенка леса.

Потолок неба.

Половицы луга.

Дорожка дороги.

Зеркало озера.

Кран ручья.

Утюг солнца.

Окна горизонта.

Телефон сороки.

Рукопись листьев.

А кто хозяин?

Так вот он, вот.

Опёршись локтем

на вершину удобной сосны,

вытирает, улыбаясь,

умытое в водопаде

рыжее бородатое лицо,

пышным белым облаком.

Прочитано 2838 раз Последнее изменение 29 март/ 2019
Мирошниченко Лев Дионисович

Лев Дионисович Мирошниченко (род. в 1932 г. в семье учителя русского языка и литературы, Оренбургская обл.) – российский учёный-эпидемиолог в области наркологии, энциклопедист, писатель, поэт. Окончил МГУ, аспирантуру, кандидат наук. Автор книг «Войны России: Обороны и нападения. Параллельная хронология за 400 лет (1613–2015)», «Два чуда России – на расстоянии века между ними. Полемические заметки», «Сгущенье слов. Верлибры», «Чем хвастаешь, моя Россия? Верлибры сатирические», «Разговор без дураков. Верлибры. Афоризмы. Миниатюры», словарь «Жаргон наркоманов» (англо-русск., русско-англ.), «Энциклопедический словарь "Наркотики и наркомания"» и др.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Последнее от Мирошниченко Лев Дионисович

Другие материалы в этой категории: « Верлибры 5 Умудризмы »

Комментарии   

0 # Владимир Кучеренко 01.04.2019 03:29
Я любил бы пулемёт был бы только в пуле мёд.. Настолько неожиданный образ, что так и хочется сказать: браво! :lol:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Мирошниченко Лев Дионисович 01.04.2019 04:46
Владимир, спасибо за Ваш отклик! Мне этот образ самому очень нравится! С уважением, Лев Дионисович Мирошниченко.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Николай Довгай 29.03.2019 16:38
Я, честно скажу, в авангардистской поэзии не силён. Но само слово "Авангард" предполагает нахождение впереди чего -либо, войска, например. Возможно, в начале прошлого столетия так оно и было. Футуристы и прочие авангардисты с Маяковским во главе торили новые пути-дороги в поэзии. Но с той поры прошло целое столетие. Насколько сейчас эти формы являются авангардными? Спросите у меня что-нибудь полегче. :-)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить