24 март/ 2019

Верлибры 5 Избранное

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

verl

Бойкие рифмы в стихах

могут скрывать пустоту,

заполненную помоями.

 

***

Позы поэта бывают

гораздо неприличнее

любых поз

его дорогой музы.

Она никогда

ни перед кем

не поднимет кверху

задницу.

 

***

А надо ли

разоблачать

святую ложь поэта,

готового пожертвовать собой

во имя этой лжи?

Не все способны,

пусть и в стихах,

с подобной пылкостью

бросаться без конца

на амбразуру славы!

 

***

Поэт прекрасно

владел слогом,

но не словом.

Стихи получались звонкие,

но пустые.

Да к тому же –

лживые.

 

***

Уж очень хорошо

и складно

ты говоришь.

Не от дьявола ли?

 

Непечатное не печатают

Печатная,

предельно честная поэзия

сейчас исключена.

Не из-за цензуры,

а из элементарного приличья:

по поводу того,

что зрит

чувствительный поэт вокруг,

пригоден только

непрерывный мат.

 

***

В России было бы достаточно красот

лишь одного Царицынского парка,

чтоб породить бессчётную толпу поэтов.

Их – полчища,

всем надоевших рифмоплётов,

по-прежнему всё с той же песней:

про яблоньки, сирень, поля,

берёзы, тополя, рябины,

и всякие привычные для них лесины.

Хотя в Царицыне

лирический покой на наши души

не яблони и груши льют,

а липы с высоты веков.

 

Поэт – это мотор

Поэт – типичный образец

мотора внутреннего сгоранья.

Уж точно, он горит,

нередко выгорая весь –

внутри

к концу,

порой короткого,

своего пути.

А поршни его жарких чувств

упорно двигаются туда-сюда

в расточенном шершавой жизнью сердце,

его сжимая и разжимая без конца.

 

Ему нужна искрá.

Хотя бы быстрый взгляд

красотки неотразимой!

Извне ему, конечно, необходим

родник неисчерпаемой

энергии движенья.

Ну, например,

наши ура, восторги, аплодисменты

от великолепия его фантазий

и словес.

Но вот, увы,

бывают в его жизни,

да и не так уж изредкá:

шлепки по роже,

грубые пинки под зад,

и кулаки под дых,

толкающие классную машину

под откос.

 

Пустыня

Есть жизнь и в пустыне.

Есть скорпионы, мушки, блошки

И муравьи –

образцовые труженики,

граждане собственной республики –

во главе с мамашей-президентом.

Нам бы такую мамашу!

Есть ящерицы,

есть змеи,

со своим змеиным взглядом,

кусающие на выбор,

и презирающие жертву.

Зато какая честь –

быть укушенным

элитой пустыни!

Есть даже микробы,

как везде,

готовые

тихо и без скандалов 

уживаться

для своей выгоды

со всеми.

 

В любой нормальной пустыне –

есть замечательная для её жителей жизнь!

И каждая песчинка

знает своё место,

даже после самума.

 

Пустыню можно представить всякую,

и не обязательно набитую

примитивным песком.

Вот тебе пустыня

грохочущего вагона метро,

набитого оглохшей толпой.

Найдётся здесь полный набор

и змей, и ящериц, и муравьёв.

Найдутся тут

и вовсе мелкие натуры,

способные победно размножаться

и плодовито, как микробы.

 

Поэтами наговорены́

красивые слова

про некую пустыню

некоей большой души,

ждущей очередной боли

и прекратившей ждать счастья.

Здесь, мол, не до муравьёв и ящериц.

 

Да-да, бывает и так.

Боль замершей в горе души,

как песок,

забивает её всю под завязку.

Но как отпустит –

это так прекрасно!

Откуда только всё прилетает и вылезает,

шевелится и кусает,

свистит и шипит,

строит и разрушает,

выхватывая для себя

освободившееся место.

 

Да нет никакой пустыни!

 

***

Есть формулы

тригонометрические,

а есть –

поэтические.

Поэтические ближе к нашей трепетной сути,

они точнее отражают жизнь,

обходясь без синусов и косинусов.

 

Дурак

Расклад моей души

склоняется к тому,

что лирик я.

Но вот скажу себе я сам:

 – Ты лирик и поэтому дурак.

Ты лирик и поэтому слабак.

Ты обречён на грусть,

на слёзы, неудачу,

и даже

на сумасшедший дом,

коль будешь застревать на праве

без смысла проливать из глаз

лирическую воду.

 

Родной, подумай ещё раз.

Чего ты ждёшь?

Чего такого не хватает?

Есть крыша, хлеб,

глаза глядят,

и руки целы.

Есть мирный быт,

работа по душе,

друзья, семья…

Ну, как у всех.

О чем ты плачешься

и что ты потерял?

По-честному:

об этом точно ты не знаешь.

 

Ну, лирик ты.

Никто тебе не запретит

узреть вокруг себя

волнующую прелесть:

в зелёных листьях на деревьях,

в дрожащей ряби на реке,

в улыбке сонного младенца на коленях мамы,

и свет из чьих-то искренних и ясных глаз…

И вытереть свои глаза,

держа в ладони вышитый платочек.

Потом пойти

и хорошенько выспаться к утру,

перед уходом на привычную работу.

 

Тебе всё мало?

Можешь предъявить

весомый счёт судьбе?

Реестр потерянных вещей,

включая в них:

мешок несбывшихся надежд,

кубышку зряшных чувств,

и чемодан безадресных страстей?

Тебе их жаль?

Ты можешь их пересчитать?

Проставить цену?

Боишься не попасть

куда-то к сроку на раздачу

каких-то дорогих,

особых треволнений?

 

Ну, порыдай!

Вот именно:

дурак! 

 

право на тоску

Всяк гражданин имеет право

на грусть

и даже на тоску.

И горький пьяница,

и наркоман...

И трезвый дядя со свечой

у стенки под иконостасом –

в полупустом и полутёмном храме.

И бомж небритый в грязном пиджаке,

понуро уходящий от помойки,

уже прочёсанной другим бомжом.

 

И юноша,

с почти что пушкинским «горящим умным взором»,

уставший прятаться

от глупого армейского призыва.

Он не поймёт никак,

зачем ему

казармы вместо института.

Давно мифическим врагам -

противно стало

марать

об нашу дорогую,

бессмысленно загнившую страну

свои откормленные руки.

 

И музыкант,

со сросшейся наперекосяк ладонью,

имеет право,

по временам,

на вой своей души,

пронзительный и не музыкальный.

Попался он

под рýку наглым соплякам двора,

искавшим деньги на бутылку пива.

когда им взбрендилось испробовать на нём

удар железного прута.

Совсем недавно этот музыкант

кивал согласно головою

под чью-то болтовню

и нежной нашей юной поросли

от взрослых оплеух.

 

Но, безусловно, больше всех

имеет право

на грусть и на тоску

поэт.

Ну, это же – его вода и хлеб!

Так дайте же ему взглянуть:

на сломанную руку музыканта;

в пустую сумку

грустного и грязного бомжа;

на чёрно-синие рубцы

на сгибе рук у наркомана,

в отчаянье его зрачков,

когда слетела в унитаз

с развёрнутой дрожащими руками упаковки

спасительная от ломки доза,

когда он прятался

от матери в сортире.

 

Пускай поэт незримо постоит

у дядьки со свечой,

приклеенного своей тоской

к стене собора.

 

И если после этих зрелищ наш поэт

не загорится, как гигантская свеча,

ответной грустью и лирической тоской

и не найдёт

волнующей и яркой рифмы

унитазу,

спокойно поломайте ему руки

или ноги.

 

Обязан каждый гражданин

оправдывать свои права.

 

***

Щека заката

поэту кажется

такой же тёплой,

как розовая щека

любимой.

 

***

Поэзия –

волшебное,

да и шаманское,

сгущенье слов.

 

***

Поэзия жизни –

это не обязательно

стихи.

Стихи –

это не всегда

поэзия.

 

***

Когда слёзы текут

неизвестно отчего –

это и есть лирика.

А если из-за страстного желания

привлечь к себе внимание –

лирика поэтическая.

 

***

Малютка-бульдозер.

Такие тоже есть.

К примеру, начинающий поэт.

К тому ж – авангардист.

 

Прочитано 722 раз Последнее изменение 25 март/ 2019
Мирошниченко Лев Дионисович

Лев Дионисович Мирошниченко (род. в 1932 г. в семье учителя русского языка и литературы, Оренбургская обл.) – российский учёный-эпидемиолог в области наркологии, энциклопедист, писатель, поэт. Окончил МГУ, аспирантуру, кандидат наук. Автор книг «Войны России: Обороны и нападения. Параллельная хронология за 400 лет (1613–2015)», «Два чуда России – на расстоянии века между ними. Полемические заметки», «Сгущенье слов. Верлибры», «Чем хвастаешь, моя Россия? Верлибры сатирические», «Разговор без дураков. Верлибры. Афоризмы. Миниатюры», словарь «Жаргон наркоманов» (англо-русск., русско-англ.), «Энциклопедический словарь "Наркотики и наркомания"» и др.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Комментарии   

0 # Владимир Кучеренко 26.03.2019 04:26
Уж очень хорошо и складно ты говоришь. Не от дьявола ли? Пожалуй, это истина. Ведь когда Господь призвал пророка Моисея на службу к Себе, то Моисей начал отказываться, говоря - человек я не речистый, и таков был и вчера и третьего дня, и когда Ты начал говорить с рабом Твоим: я тяжело говорю и косноязычен. А слуги сатаны очень речисты и поют как соловьи и Стихи получались звонкие, но пустые. Да к тому же – лживые. : :-| В общем, мне так кажется, в этих небольших, но очень емких текстах можно найти ответы на многие вопросы.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Мирошниченко Лев Дионисович 29.03.2019 05:01
Владимир, сердечно благодарю Вас за Ваш комментарий и высокую оценку! С уважением, Лев Дионисович Мирошниченко.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Николай Довгай 24.03.2019 17:30
Да, поэзия - дело тонкое. И всякая фальшь поэта сразу же видна читателю. Можно быть искренним, и не слишком-то хорошо владеть, так сказать, ремеслом поэта. И это ему можно в какой-то мере простить. А можно владеть техникой стихосложения филигранно - и, в то же время, быть насквозь фальшивым, писать о том, чего не чувствуешь, чего не пережила твоя душа. И вот этого-то простить "поэту" невозможно.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Мирошниченко Лев Дионисович 24.03.2019 18:27
Николай, большое спасибо! Как точно и принципиально Вы сказали! В конечном счёте, читатель, для которого дорога поэзия, литература, эту фальшь почувствует, причём даже очень виртуозного стихотворства. И поэт будет забыт, как забыто уже большинство из 7000 членов Союза советских писателей.
С глубоким уважением, Лев Дионисович Мирошниченко.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить