10 нояб/ 2018

Дорога к Аркаиму Избранное

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

arkaim

В степях Южного Урала раскинулся научно-ландшафтный музей-заповедник «Аркаим». Основой здешней экспозиции является собрание археологических находок, обнаруженных при раскопках древнего города рубежа 2-3 тысячелетия до н.э. Аркаим стал настоящей сенсацией: образно его называют «дедушкой Трои», потому что он старше воспетого Гомером города на многие сотни лет. Заповедник, по мнению исследователей, является материальным следом одной из протоцивилизаций планеты и представляет огромную ценность для науки.  Мысль написать цикл стихотворений об этом музее под открытым небом возникла у меня летом 2006 года после поездки на место раскопок.

1

Степь – это ветер да ковыль,

Да непонятная тревога,

Из-под колес клубится пыль

И не кончается дорога.

 

Степь – это небо да земля,

Песок да высохшая глина,

Неплодородные поля,

Необозримая равнина.

 

Степь — это скука да печаль,

Да жажда, что неутолима,

Пока зовет в глухую даль

Святая тайна Аркаима.

                   

2

На этом месте был когда-то лес,

Теперь тут степь, по духу не жилая.

К вагончику пристроенный навес

И стол под ним для тех, кто пожелает.

Кипит в котле над очагом вода,

Палатки разбрелись, разинув входы,

Блестит на камне точками слюда…

Открыта настежь дверь в Музей природы. 

                

3

Мы все время чего-нибудь ждем:

То любви, то чудес, то погоды.

Прохудились небесные своды:

Аркаим нас встречает дождем.

 

Тучи солнце закрыли собой,

Было холодно и неуютно,

И хотелось вернуться домой

На любой колымаге попутной.

 

Прокатившись засохшим пучком,

Сбоку что-то следило за нами,

И сверлило пристрастным зрачком,

Где дождинки блестели слезами.

 

В небо черные птицы взвились,

На Шаманку надвинулись тени

Нам хотелось упасть на колени.

И кричать: Аркаим, отзовись!

 

Обвалилась глухая стена

Между нами: людьми и природой,

Мы забыли свои имена,

Место жительства, возраст, невзгоды.

 

Вдруг невидимый щелкнул замок,

Распахнулись сакральные двери

И шагнул за незримый порог

Даже тот, кто в такое не верил.

 

И открылись слепые глаза,

И проснулись незрячие души,

И прорвались наверх голоса,

Что звучали в нас тише и глуше. 

                                

4

Это был удивительный день:

На горе ветер словно взбесился,

В наши спины отчаянно бился,

И к земле прижимал нашу тень.

 

Всюду камни. Здесь давней порой

Мать-природа в порыве кипучем

Набросала их целую кучу

И оставила, сделав горой.

 

Здесь эмоций стремительный взрыв

Сотворил невозможное что-то:

Мы изведали радость полета,

Вместе спрыгнув с тобой под обрыв.  

                     

5

Как странно: средь заброшенных степей       

Кругами окольцовано пространство.

Там двести лет царило постоянство

В сообществе загадочных людей.

Мы связаны, по сути, и судьбой,

как арии, от роду и навеки.

И вижу я, когда смыкаю веки,

Древнейший город солнца пред собой.

Я замысел вселенский не пойму,

Ведь мой приезд случаен был и краток,

но между сопок, неба и палаток

предстала вечность взору моему.

Она ворвалась в жизнь людским теплом,

Добром и светом переполнив душу.

Я этого вторженья не нарушу.

Мы вместе, но разделены стеклом.

Надолго из степей уеду я

В холодный город с мутными ручьями,

Но встанут, словно стрелы за плечами,

Травы степной белёсой острия.   

                                           

6

Мне виделось: так же, как я здесь язычник седой

Стоял в центре круга под низким и пасмурным небом.

И ветер играл по-над степью сухою травой

А может быть, это фантазия, выдумка, небыль.

Но мы друг о друге не знали, увы, ничего,

Хотя к одной цели стремились на этой планете.

Нас время по разным векам навсегда развело,

Но память о встрече хранит всё пронзающий ветер.   

                        

7

Я впечатала в твердь

Эти невероятные знаки,

На которые будут смотреть

С восхищеньем зеваки.

Я стремилась на свет

Из каких-то немереных далей,

Где в теченье ста лет

Я крутила-вертела педали.

И под россыпью звезд,

В бесконечность поверив фатально,

Не считала там верст

И скользила вверх-вниз вертикально.

Век был мною разбит

По секундам, по срокам, по датам…

Твердый камень – гранит –

Под колесами был там податлив.

Я трудилась сто лет

За возможность на свет появиться,

Чтоб увидеть в ответ

Ваши мудрые, добрые лица.

Я стремилась на свет,

Чтобы вы о любви мне сказали,

А в ответ?  А в ответ

Вы меня … не узнали.

 

8

Как было б здорово: проснуться ранью

да, искупавшись в утренней траве,

отправиться пешком в тьму-тараканью

с венком из лопухов на голове.

 

Неистовой язычницей упрямой

Вложить в свой танец первобытный страсть,

и снова без дороги, только прямо,

идти, испытывая утомленья сласть.

 

Как было б здорово: с друидами в лесу

Замаливать грехи свои и ваши,

И ритуальную наметив полосу,

Пить с ними взвар из общей чаши.

 

Безмерное страдание принять

и ощутить родство со всеми в мире…

 

Мы одной крови. Нам легко понять,

Друг друга встретив в сказочной Пальмире.     

          

9

День погашу, включу воображенье

И окунусь не в простыни – в волну.

Начну винтообразное движенье,

Все дальше опускаясь в глубину.

 

Я капля, я росинка, я дождинка,

Озябшая под небом января,

Я маленькая горькая слезинка,

Которую влекут к себе моря.

 

Совьется надо мной вода воронкой.

Истают звезды, выцветет луна,

И грань между мирами сетью тонкой

Опустит надо мною тишина.

 

Я знаю все и ничего не помню,

Беззвучно растворяясь в синеве.

И только росчерки зеленых молний

Пробудят что-то смутное во мне.

 

10

И много лет тому назад

Весна над кровлей бушевала,

А женщина с тоской в глазах

У очага холсты сшивала,

И пела, думая о том,

Кому обнова пригодится:

Муж восемь лун тому назад

Убит. Она теперь вдовица.

А у нее под сердцем плод.

Они так долго ждали сына.

Не должен прекратиться род

Охотника из Аркаима.

Она вздыхала о себе,

и значит обо всех на свете,

о сына будущей судьбе

и о степях в весеннем цвете.

И много тысяч лет назад

Весна пылала полем маков.

И кто-то этому был рад,

А кто-то об ушедших плакал.

 

11

Над Аркаимом ранняя луна

Призвала ночь. Плывут былого тени.

Нас опьяняет слабый привкус тленья

И поражает древняя стена.

 

Ничто не долговечно под луной:

Ни города, построенные нами,

Ни чудеса, ни камни с письменами…

Все смоет время траурной волной.

 

Не исключенье – древний Аркаим,

Покинутый когда-то племенами,

И заново сейчас открытый нами

Мы не на шутку заболели им.

 

Чтобы увидеть подлинную суть,

Не надо ехать за четыре моря.

Пойми и раздели чужое горе:

Сожженный город к жизни не вернуть.

Прочитано 334 раз Последнее изменение 10 нояб/ 2018
Наталия Уралова

Проживаю в Екатеринбурге, работаю преподавателем в институте связи, пишу стихи и прозу, печатаюсь в коллективных сборниках, в 2005 году выпустила сборник лирики.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Другие материалы в этой категории: « Ау! Да где вы, мужики? Лунный венок »

Комментарии   

0 # Виктор Улин 11.11.2018 10:34
Бывал я в Аркаиме.
Туда ехал полдня, потому что навигатор остался в другой машине, карту распечатать не сообразили, заблудились в Магнитогорске после того, как слишком плотно пообедали в Сибае и пр.
Обратно долетел за 4 часа с учетом обеда в том же Сибае и завозом домой женщины Альбины, стоящей сейчас на обложке "Девушки по имени Ануир" - http://putnik.org/glavnaya/proizvedeniya-druzej/item/403-devushka-po-imeni-anuir .

ЖУТКОЕ МЕСТО ЭТОТ АРКАИМ.

В сущности, ходишь по разрытым могилам и принимаешь в себя всю черную энергию, которая льется от 5 000-летних мертвецов.

Так плохо, как после Аркаима, мне не было даже после визита в погребальную камеру пирамиды Хеопса (или Гиза, уже не помню какая именно была открыта)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Владимир Кучеренко 11.11.2018 04:37
Интересно почитать о древнем городе, который был и нет его. Но люди снова и снова приходят к древним стенам, чтобы отдать дань давно покинувшим его, и задуматься о бренности своей жизни... :roll:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить